Умиление: книга о чудотворной иконе

Алексей Арцыбушев. "Маленькая повесть о потаенной жизни Чудотворной иконы Божьей Матери Дивеевское Умиление и о ее копии в храме Преподобного Серафима, что в г. Голицыно.

Я родился 10 октября 1919 года в селе Дивееве, на благодатной земле, избранной Божьей Матерью, как ЕЁ четвертый жребий на нашей планете. В одной из своих книг – ДИВЕЕВО И САРОВ, ПАМЯТЬ СЕРДЦА, я подробно рассказываю о потаенной жизни этой иконы с момента обретения ЕЁ Преподобным Серафимом в саровских лесах в начале 19-го века, по сей день.

Эту икону, найденную им в саровских лесах, батюшка величает РАДОСТЬЮ ВСЕХ РАДОСТЕЙ, которая до конца его жизни стояла в монастырской келье с вечно горящей перед ней неугасимой лампадой, маслом из которой, помазывая больных, исцелял он от всяких недугов. Перед нею, коленоприкланенно ушел батюшка из этой жизни к престолу Божьему.

После кончины Преподобного 15 января 1833 года икона УМИЛЕНИЕ, Саровской обителью была передана в Дивеевский женский монастырь, созданный Преподобным Серафимом, по повелению Божьей Матери. Этот чудотворный образ стал главной святыней в Дивеево, а по сему и именуеться Дивеевским Умилением, о потаенной жизни, которой я и веду свой рассказ.

Всем желающим я бы посоветовал прочитать летопись Серафимо-Дивеевского монастыря, составленную архимандритом Серафимом Чичаговым. Только после прочтения её перед нами раскрывается дивеевская земля с её обителью, как четвертый жребий Матерьи Божьей, верховной игуменью, которой Она Сама Себя определила до скончания века... Чудотворная икона Умиление из келии Преподобного Серафима в Дивеевской обители как бы олицетворяла Её верховное игуменство в этой обители и потому и стала средь многих образов Умилений – Дивеевским.

Она, как и многие в России иконы относится к иконам «обретенным», происхождение которых является сокровенной тайной. По преданию, её нашел в саровских дебрях Преподобный Серафим, вот это и все, что мы знаем о ней...

Размер этой иконы 70x50. Основа – кипарисовая доска, покрытая холщевым левкасом. По определению специалистов была написана «кем-то» в самом конце 18 века или в начале 19-го. На иконе изображена Дева Мария со сложенными на груди крестообразно руками и немного склоненной головой направо, с долу опущенными глазами, смотрящими как бы во внутрь себя и со средоточеными на словах Архангела Гавриила – «Дух Святый найдет на тя и сила Вышнего осенит тебя». «Се раба Господня, да будет мне по слову Твоему.»

Этому моменту и соответствует венцеобразная надпись над Её головой - «РАДУЙСЯ НЕВЕСТА НЕНЕВЕСТНАЯ».

Духовное значение слова УМИЛЕНИЕ обозначает состояние человеческой души в момент соприкосновения его сердца с Благодатию Святаго Духа.

В иконе «Умиление Божией Матери», это не соприкосновение Её сердца с Благодатию Святаго Духа, а нечто неописумое Его действо, давшего всему человечеству Сына Божьего, воплатившегося в образе человеческом для спасения от смерти каждого из нас и всего рода человеческого в целом.

Ни в одной христианской стране, кроме православной России нет такого почитания Божьей Матери выраженного во множестве икон более трехсот посвященных Ей, на все обстоятельства нашей жизни, с трогальными наименованиями, как: УМЯГЧЕНИЕ ЗЛЫХ СЕРДЕЦ, ВЗЫСКАНИЕ ПОГИБШИХ, УТОЛИ МОЯ ПЕЧАЛИ, СПОРУЧНИЦА ГРЕШНЫХ, ВСЕМИЛОСТИВАЯ, НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ, МИЛОСЕРДИЯ ДВЕРИ, ВСЕХ СКОРБЯЩИХ РАДОСТИ, СКОРОПОСЛУШНИЦА, ЦЕЛИТЕЛЬНИЦА и сотни других с подобными наименованиями, среди которых и РАДОСТЬ ВСЕХ РАДОСТЕЙ-ДИВЕЕВСКОЕ УМИЛЕНИЕ, о сокровенной жизни которой, я продолжу свой рассказ.

Так уж случилось, что по промыслу Божьему, мне суждено было родиться у стены Дивеевской обители Матери Божьей в 19 году прошлого века и икона эта прошла через все мое детство, а далее, через всю мою жизнь. Копию её, написанную дивеевскими иконописцами, более ста лет тому назад я с великой радостью передал в строящейся храм в честь Преподобнаго Серафима в г.Голицине.

Таким образом, символическое Дивеево-снова рядом со мной, Преподобный и Дивеевское Умиление неразрывно связанные друг с другом вновь объединяются в этом храме.

После кончины Преподобного, спустя несколько лет в Дивеевской обители создаются иконописные мастерские, в которых во множестве копируется икона Дивеевское Умиление. Лучшие копии с этой иконы были написаны инокиней Наталией Долгинцевой/ схимонахиней Серафимой/ в конце 19 века. Во время революции и после нее, в Троицком летнем соборе и в Тихвинской зимней церкви в красных резных киотах, по правую сторону от салии стояли копии Долгинцевой с чудотворной иконой Умиление, а сама святыня хранилась в игуменском корпусе, в ее домовой церкви.

Во время канонизации Преподобнаго в 1903 году, Государь Император Николай II, посетив Дивеевскую обитель, преподнес драгоценную ризу на чудотворную икону Умиление, всю в бриллиантах и драгоценных камнях, которая хранилась у игуменьи монастыря.

В храме, для общего поклонения в киоте помещалась точная копия иконы в простой ризе.

 

Такой она и вошла в мою детскую память. При закрытии монастыря в 1927 году чудотворная икона вместе с царской ризой и двумя копиями, тайно были вывезены в г.. Муром, в котором и основалась сама игумения Александра в маленьком домике у стен Благовещенского монастыря. Туда же в Муром по множеству перекочевали сестры разогнанной обители, а многие расселились по деревням и селам неподалеку от разоренного гнезда.

Среди них была инокиня София Булгакова, которая дружила с моей матерью и часто бывала в нашем доме с ранних лет моего детства.. в моей книге “Аще живем духом, -духом да и ходим”, я рассказываю о ней в повести о двух Дивеевских старицах- монахине Серафиме Булгаковой и о схимонахине Маргарите Лахтионовой. Сонечка Булгакова прошла через всю мою жизнь и сыграла в ней большую роль.. В шестидесятых годах прошлого века она-Сонечка Булгакова и передала мне икону Дивеевское Умиление, одну из лучших копий с подлинника, написанную в конце 19 века дивеевскими иконописцами со словами:  – «Ты наш, свой Дивеевский, мы все умрем, а тебе жить, да жить, пусть она всегда живет в твоем доме, охраняя тебя от всякого зла».

Эту икону моего детства я вывез в рюкзаке более сорока лет тому назад от Сонечки Булгаковой (монахини Серафимы) из села Выездное под Арзамасом.

Как само Дивеево с его обителью, у стен которой я родился 92 года тому назад, так и все его святыне вместе с его чудотворной иконой «Радость всех радостей», вместе с “Саровым” и Преподобным Серафимом, вошли в мою душу, как единое целое, как часть всей моей жизни от рождения, до сегодняшнего дня.. В Муром, потаенно была вывезена чудотворная икона, в Муроме оказались и мы-дети вместе с матерью, сосланными в 1930 году из дивеевского дома, в связи с расстрелом нашего дяди- Михаила Петровича Арцебушева в 1930 году, на иждевении которого мы находились после смерти отца. А там – снова Дивеево вместе с чудотворной иконой в домике матушки игумении Александры к которой мы, бывая там, прикладывались.

Драгоценная царская риза была закопана в садике, при её домике. Об этом я узнал спустя более тридцати лет тому назад в Кратове у отца Виктора Шаповальникова, совершенно случайно.

Оказалось, что уже более 15 лет чудотворная икона- Дивеевское Умиление, потаенно хранится у него. И снова Дивеево и  – Умиление, перед которой я, встав на колени, произнес одно лишь слово-« ПОМОГИ!» И Матерь Божия помогла, услышав крик моей души. Там же в Кратове о. Виктор показал мне царскую ризу, пролежавшую в земле много лет.. На почерневшем фоне ризы светились алмазы с драгоценными камнями а жемчуг, на головном покрове Божьей Матери, весь растворился в земле.

Стараниями о. Виктора, его матушки и ювелиров царская риза приняла первоначальный свой облик, и я увидел её во всем её богатстве. Дивеево незримо жило и в моей комнате, которое олицетворяла собой копия иконы Умиление, переданная мне Сонечкой/монахиней Серафимой Булгаковой/.

Так эта икона, более сорока лет, где бы я ни жил, охраняла меня и всех нас от всякого зла. Более 15 лет она охраняла и мой домик на Луговой, в поселке Летний Отдых. Сейчас, пройдя свой жизненный путь, длинною в девяносто два года и перебирая его в своей памяти отчетливо вижу руку Божью проведшую меня по нему. Её может увидеть каждый из нас, живущий по вере, а не по принципу «куда тебя кривая вывезет».

Так, какими же путями из Мурома Дивеевское Умиление оказалось а Кратове у отца Виктора? В семидесятых годах прошлого века (После кончины м. игумении Александры, все вывезенные ею святыни из разоренной Дивеевской обители, охраняла ее келейница-монахиня Мария Баринова, в том же игуменском домике. С годами старела и она и потому искала-кому передать) в надежные руки все эти Дивеевские святыни. В сороковых годах в единсвенном уцелевшем храме на весь Муром, (остальные все были взорваны), настоятелем был иеремонах Пимен, будующий Патриарх Всея Руси. К нему то, Патриарху и обратилась ОНА с просьбой взять к себе чудотворную икону Умиление, на что Патриарх Пимен ответил отказом: – «Я сам себе не принадлежу, – сказал он, – а потому не могу взять на себя ответственность за всероссийскую святыню».

А далее, по рассказам отца Виктора, Патриарх Пимен благославил его взять на себя её хранение, что он и сделал. Вот таким-то образом икона с еще многими святынями Дивееской обителий, вывезенными матушкой Игуменей из монастыря, оказались в Кратове под Москвой.

После второго обретения мощей Преподобного, отец Виктор передал чудотворную икону Дивеевское Умиление со всеми другими ценностями, вывезенными им из Мурома, Святейшему Патриарху Алексию,с надеждой, что, по возрождении Дивеевской обители икона вернется в нее, на свое Игуменское место в Троицкий собор.

В марте 1990 года, я неожиданно получаю письмо от Сонечки, вот его краткое содержание по памяти. -«Проснись! Что спишь!!! Нам в Дивееве передали Троицкий собор. Ты, как художник, обязан взять на себя восстановление разрушенного иконостаса. НЕУЖЕЛИ у тебя хватит духу отказаться? Подпись: Монахиня Серафима с припиской: подруга твоей матери. Приписка эта была не случайной. В Дивеево звала меня Сонечка именем моей матери. Меня звала в Дивеево моя мать. В Дивеево звала меня и Божья Матерь, как оказалось, впоследствии не просто так: По Её промыслу, мне суждено было облачить Её чудотворный образ в новую ризу, простую, а не царскую. Промысел Божий всегда до поры, до времени, действует прикровенно, открываясь человеку в полноте своей в течении его всей жизни.

Тут мне необходимо вернуться в Муромскую нашу ссылку, в тридцатые годы прошлого века. В моей шпанской юности, я снял с маминой иконочки Тихвинской Божей Матери серебряную ризу сдал ее в торгсин и прокурил.

Мама, обнаружив пропажу, спросила меня и брата: – «Кто это сделал?» Я признался в святотатстве. На что мама, взяла меня за руку, подвела к столу на котором лежала темная дощечка. Положив свои руки мне на плечи мама сказала: – «Ты не умрешь, пока не сделаешь ризу Божьей Матери, запомни это»..

Много раз за всю мою жизнь, в лагерях и вечной ссылке смерть, более пятнадцати раз угрожала мне гибелью, не чьи-то руки спасали меня, – то были руки Божьи и руки Божей Матери, потому что именно мне суждено было сделать новую ризу на чудотворную икону Дивеевское Умиление. И я ее сделал, по благославению Святейшего Патриарха Всея Руси Алексия в 1992 году и мы вместе с Патриархом Алексием надели ее на эту икону.

Совершилось то, то неминуемо, должно было совершиться, через шестьдесят лет, по слову матери: – «Ты не умрешь, пока не сделаешь ризу на икону Божией Матери, запомни это на всю свою жизнь.».. А я забыл о них и вспомнил через шестьдесят лет, прожитой мною жизни.

-«Проснись, что спишь! Кричит мне в своем письме Сонечка в марте девяностого года «Ты должен, ты обязан ехать в Дивеево, и как художник восстанавливать разрушенный иконостас в Троицком соборе. Неужели у тебя хватит духу отказаться?» Она зовет меня в Дивеево, как бы от имени матери подписью «Подруга твоей матери».

Не сопоставляя одно с другим, я «проснулся» и помчался в Дивеево и там в течение пяти лет я курировал все работы архитекторов, художника конструктора по восстановлению разрушенного иконостаса в Троицком соборе. После второго обретения мощей Преподобного Серафима, 30 июля 1991 года, по его пророчествам, его мощи пришли в Дивеево и легли под пятиглавую сень, выстроенную по проекту моих архитекторов Зои Осиновой и Юрия Алексеева и выполненную мастерами под руководством художника-конструктора Евгения Тимакова.

С начала всех работ мне, архиепископом Николаем Кутеповым Нижегородским и Арзамасским было отказано в средствах:

– «Ищите сами, у нас их нет».

– А где же их взять?.....

В течении пяти лет все наши работы в Троицком соборе велись на пожертвованные средства русских эмигрантов, разбросанных по всему миру. В Париже, моей троюродной сестрой Наталией Хвостовой/ в последствии монахиней Сергией/ был открыт в банке лицевой счет на восстановление иконостаса, с постоянными публикациями в русско-язычных газетах в Париже, Америке и в других странах. Шли пожертвования, шли и наши работы. С приходом мощей Преподобного в Дивеево все ждали и прихода вместе с ними и чудотворной иконы- Дивеевское Умиление. Когда спросили у Патриарха Алексия-«ПОЧЕМУ икона не приходит в монастырь?» он ответил:  – «В такой ризе, в неохраняемый собор?...» Вот тут-то я и вспомнил вещие слова моей матери-« ты не умрешь, пока не сделаешь ризу иконы Божьей Матери».

Я написал Патриарху прошение о разрешении создать мне новую ризу на эту икону.. Оно пришло ко мне с подписью Святейшего: – «Бог благославит это святое дело» ...И я сделал.

Мои друзья архитекторы говорили мне: « Зачем ты это делаешь? Ты что хочешь умереть, ведь твоя мать сказала тебе, что ты не умрешь, пока не сделаешь ризы....». А я им ответил, что иконостас, который мы с вами строим, тоже риза, только огромного размера.

Вот она огромная сила материнского слова, не давшая мне много раз умереть-«Пока не сделаешь». И, сделав, ризу чудотворную Дивеевскую, икону моего детства, я еще пока не умер, дожив до девяносто с лишним лет.

А молитвы матери, как говорят в народе – со дна моря спасают. Эту силу молитвы, я испытал и на себе.

Шатаясь по лагерям сталинского АРХИПЕЛАГА, я заболел дизентерией. В условиях лагерной медицины, болезнь эта смертельна и я хорошо понимал, что мне скоро- «хана». Неожиданно для себя, я вспомнил рассказ мамы о народном средстве лечения. Надо для этого съесть с потрохами самую, что ни на есть ржавую селедку и не пить ни глотка воды трое суток. И мне удалось достать, именно такую и я съел её, как мать говорила – всю, от головы, до хвоста. Трое суток я лез на стену от жажды, но выдержал и остался живым. Так уже с того света, мать спасла меня от верной смерти. Сейчас, вместо любви и благодарности, мы, свою родную мать превратили в «ТВОЮ МАТЬ!» и костим ее на все лады, через каждое слово.

Новую ризу мне отчеканили в софринских мастерских и вместе с Патриархом Алексием в его резиденции в Теплом переулке мы с ним надели ее на икону. В разговоре с ним, я рассказал ему о нашей работе в Троицком соборе. Святейший спросил у меня:

– «А где вы достаете средства на все эти работы?»

– «Ваше Святейшество, исключительно на средства, пожертвованные русскими эмигрантами, лишенными своей родины, и любящими ее со всеми её святынями.. В Париже открыт лицевой счет на восстановление Троицкого собора в Дивееве».

– Ну и как? – спросил он.

– Да текут по капелькам – ответил я, – на них и строим.

– Дай Бог,-ответил Патриарх, – чтоб они капали. Подельше и побольше».

Он благославил меня и мы расстались. Все мы думали, что с простой ризой исконно Дивеевская святыня вернется в Дивеево на свое игуменское место в Троицкий собор, вновь открытой обители. Но не тут то было. Святейший положил её на аналой в своей крестовой церкви и вывезет икону на поклонение ей раз в год на похвалу Божьей Матери в тот храм, в котором он служит всенешную-акафиста. Пока, почему то Божья Матерь не идет в Свою обитель из которой ушла потаенно в Муром в 1927 году. Около ста лет икона ее была единственной святыней Её обители.

Вот и все, что я знаю о чудотворной иконе-ДИВЕЕВСКОЕ УМИЛЕНИЕ. Как само Дивеево, так и ее икона прошли через всю мою жизнь.

Преподобный Серафим и Дивеевская обитель Матери Божьей, неразрывно связаны друг с другом. По повелению Её, Преподобный Серафим основал обитель и строил её руками и на средства, исцеленного им Михаила Мантурова, а по его кончине- Николаем Мотовиловым. По словам Преподобного, он там в Дивееве и не положил ни одного камешка без волиБожьей Матери. Не одному из Российских святых не являлась двенадцать раз Божья Матерь. По словам самого Преподобного, устав Дивеевской обители он написал «Из уст в уста» продиктованный ему Самой Божьей Матерью. По этому уставу и жила Дивеевская обитель до её закрытия.

Существует множество пророчеств Преподобного о Дивеевской обители Матери Божьей, как о четвертом Её жребии на Русской земле, о её духовном предназначении и силе во время антихриста. По его предсказанию Николаю Мотовилову, его косточки придут в Дивеево и среди лета Пасху запоют. При этом он дал Мотавилову свечу со словами: – « Вот с ней и встречай меня в Дивееве».

Мне посчастливилось быть свидетелем и участником исполнения этого пророчества Преподобного. 30 июля 1991 года в Дивеево пришли его Мощи, а на дьяконской свече горела та самая свеча, переданная Преподобному Мотовилову, со словами,- « Вот с ней и встречай.»

Более ста шестидесяти лет сохранилась она у дивеевских сестер в своем ожидании- исполнения его пророчества и оно исполнилось.

Мощи Преподобного, под Пасхальное песнопение- «ДА ВОСКРЕСНЕТ БОГ И ДА РАСТОЧАТСЯ ВРАЗИ ЕГО»- были внесены в Троицкий собор и легли в нем под пятиглавую сень.

Преподобный Серафим вошел в мою жизнь, как не странноещё до моего рождения. Не задолго до него моя мама увиделаего во сне и Преподобный сказал ей: –« Своего ребенка по его рождению назовешь именем святого,который будет на 9 день». Я родился 10 октября, а на девятый день- праздник святителей Петра, Алексия, Ионы и Филиппа.

Родительский выбор имени из четырех святителей остановился на Алексии. Вот какими тесными узами я связан с Дивеевом и с самим Преподобным Серафимом.

Я уже рассказывал о том, как Матушка Мария Баринова, после кончины Дивеевской игумении Александры в 1941 году в г. Муроме стала хранительницей всех дивеевских святынь, тайно вывезеных из монастыря, еще до его закрытия, чуя свой смертный час, искала надежные руки, которые можно было бы их передать, для дальнейшей их сохранности. Этими надежными руками оказался отец Виктор Шаповальников.

Я впомнил о ней не случайно. Мне уже зашкаливало за девяноста. В свои времена через мои руки прошло много икон, от умирающих старушечек, которых приходилось мне хоронить.

Многие из этих икон были явно церковными и древними по векам,которые со временем, я стал раздавать по храмам: их место там! Однажды мне позвонили и сказали, что в выселенном доме в Гагаринском переулке 33 в окно на первом этаже видна большая икона, прислоненная ликом к стене. Я поехал, вошел в пустой дом, перевернул икону. Она оказалась ВСЕХ СКОРБЯЩИХ РАДОСТИ, больше метра высотой, явно церковная. Я взял такси и привез её домой. Долго она висела у меня, а потом, я ее отдал в храм Косьмы и Домиана, что в Столешниковом переулке. Много лет она стоит в прекрасной киоте, украшая храм. Лампады и свечи горят перед ней с молитвами скорбящих. Икона на своем месте – в храме. В этот храм ходит моя жена и часто слышит от людей, что она чудотворная.

Средь многих церковных икон, осталась у меня только одна копия с чудотворного образа ДИВЕЕВСКОЕ УМИЛЕНИЕ, отданая мне Сонечкой/ матушкой Серафимой Булгаковой/ и простоявшая у меня более сорока лет. Она одна связывала меня с Дивеевом духовно и зрительно.

Со временем я стал задумываться,.... кому ее передать еще при моей жизни, в какой храм, или монастырь, на всенародное поклонение, как Дивеевскую святыню... В вечерних молитвах, на сон грядущий есть молитва Иоанна Златоуста- ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ПРОШЕНИЯ человека к Богу. В одной из них-«Господи даждь мне мысль благу»- и эта мысль пришла.

Эту икону надо передать в строящийся храм в честь Преподобного Серафима в Голицине, где она со временем встанет в центральный иконостас слева от царских врат. Вот тебе – и маленькое Дивеево в Голицынском храме.

Сокровенную жизнь этой иконы я не знаю и ничего рассказать о ней не могу. Предположительно, что она никогда, не в каких храмах не стояла и впервые за сто с лишним лет своего существования пришла в храм Преподобного Серафима, который строится в Голицине.

Как я уже говорил, эту икону вынесли из закрывающейся Дивеевской обители в 1927 году. Думается мне, что она висела в монастырской келии инокинии Софии Булгаковой, видимо переходя из кельи в келью на протяжении многих лет.

У меня она простояла, в красном углу более сорока лет.

О своей благой мысли, я по телефону рассказал отцу Вадиму, который видел эту икону, бывая в моем домике в Летнем Отдыхе на Луговой. – «Да, не после смерти, батюшка, забирайте её прямо сейчас. Её место в вашем храме».

Батюшка не замедлил себя ждать. Взяв икону, батюшка благославил ею меня с дочерью Мариной, выйдя, осенил ею наши 15 соток лесо-парка: вместе со всеми птичками. Сел в машину и увез Матерь Божью – Радость всех радостей в свой храм, к Преподобному Серафиму.

Там, в нем она начнет свою новую жизнь, для которой и была предназначена. Очень быстро отец Вадим вставил образ в великолепную резную киоту с неугасимой лампадой, горящей перед образом.. спустя более ста лет Матерь Божия обрела Свое место в храме Преподобного Серафима, чему я весьма радуюсь.

Она не ушла от меня, Она, как и прежде со мной, как и была всю мою жизнь рядом со мной. Вполне может быть, что со временем скажут, про неё: – ...да ведь она чудотворная, как говорят про икону Все скорбящих радости, подобранную мною, брошенную кем-то, в пустом доме в арбатских переулках.

– «Все иконы чудотворны, по вере»,– говорил Преподобный Серафим. А Сонечка Булгакова рассказала мне о чудотворном действии Молебного канона Матери Божьей «Многими содержим напастьми...» – «Чудотворность этого канона, я сама на себе испытала,сидя в лагере».

Этот её рассказ я, с её слов, поместил в своей повести «О двух дивеевсских старицах», напечатаный в моей книге- «Аще живем духом, духо да и ходим».

Чудотворность этого канона, я и на себе испытал и описал его в той же книге. В своей беседе с кем-то Преподобный утверждает, что тот, кто постоянно молится Божьей Матери, и не бросит этой молитвы до конца своей жизни, того Она помилует на страшном суде. Вот в чем сила молитвы нашей к Ней. Сейчас в храм Преподобного пришла копия с чудотворной иконы Дивеевое Умиление, а перед самой иконой молитвенно преклоненно скончался Преподобный Серафим, которого мы величаем, как избранника Божьей Матери в своих песнопениях.. Я радуюсь и тому, что быть может, впервые на Похвалу Божьей Матери, в субботу акафиста, в вашем храме Она услышит посвященные Ей песнопения- среди которых много раз повторяющиеся- РАДУЙСЯ НЕВЕСТО НЕНЕВЕСТНАЯ.

Они, славянской вязью написаны на Её иконе, как бы утверждая, что это она – НЕВЕСТО НЕНЕВЕСТНАЯ пришла в этот храм, до скончания века.

БОГОРОДИЦУ И МАТЕРЬ СВЕТА, В ПЕСНЯХ ВОЗВЕЛИЧИМ!!!

 

Алекей Арцыбушев

Летний Отдых 2011

Дорогие братья и сестры! Нужна Ваша посильная помощь для завершения строительства храма!

Расписание служб

22 июня, четверг

4.00 - Лития на митинге в память воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны (около городского памятника)

24 июня, суббота

9.30 - Панихида

10.30 - Заказные молебны

17.00 - Всенощное бдение, исповедь

25 июня, воскресенье

Прп. Онуфрия Великого, прп. Петра Афонского

8.30 -Исповедь

9.00 - Божественная литургия

 

Храм открыт ежедневно с  9.00 до 17.00

 

 

Сегодня